+7 (925) 090-90-93

закрыть× Позвоните +7 (925) 090-90-96

Ошо, верите ли вы в Бога?

Я не верю в верование. Прежде всего, нужно понять это... Никто не спрашивает меня: «Верите ли Вы в Солнце? Верите ли Вы в Луну?» Никто не задает мне такого вопроса. Я встречался с миллионом людей и в течение тридцати лет отвечал на тысячи вопросов. Никто не спрашивает меня: «Верите ли вы в цветок розы?» В этом нет необходимости. Вы видите: цветок розы или есть, или его нет. В веровании нуждаются только фантазии, вымыслы, но не факты.

Бог — это величайшая фантазия, созданная человеком. А почему человек вынужден был создать этот вымысел — Бога? Для этого должна быть внутренняя потребность... У меня нет этой потребности, поэтому нет и вопроса.

Но позвольте мне объяснить вам, почему люди верят в Бога. Вот то существенное, что необходимо понять о человеческом уме — ум человека всегда находится в поиске какого-то смысла жизни. Если смысла нет, то внезапно вы задумываетесь: что же вы делаете здесь? Зачем вы живете? Зачем дышите? Зачем вы снова должны вставать завтра утром и погружаться в ту же рутину? Чай, завтрак, тот же неискренний поцелуй той же жене, те же дети, то же учреждение и та же работа; и наступает вечер — и скука, предельная скука, вы возвращаетесь домой... Зачем постоянно делать все это?

Ум задает вопрос: есть ли смысл во всем этом или вы просто живете, как растение? И так человек постоянно искал смысл всех явлений. Он создал Бога как вымысел для удовлетворения своей потребности в смысле. Без Бога мир становится случайным. Он больше не создание мудрого Бога, который придумал его для вашего роста, для вашего развития или для чего-нибудь еще. Без Бога... удалите Бога, и мир станет случайным, бессмысленным. А ум не способен жить без смысла. Поэтому он создает все виды вымыслов: Бог, нирвана, небеса, рай, другая жизнь после смерти — он создает целую систему. Но все это — лишь вымысел для удовлетворения определенной психологической потребности.

Я не могу сказать: «Бог есть». Я не могу сказать: «Бога нет». Для меня это не относящийся к делу вопрос. Вымышленное явление. Моя работа совершенно иная, и заключается в том, чтобы сделать ваш ум настолько зрелым, что вы сможете жить без смысла жизни, и при этом жить прекрасно. В чем смысл розы или облака, проплывающего в небесах? Смысла нет, но какая потрясающая красота! Смысла нет. Река все время течет, но дает столько радости, что смысла не нужно. И если бы человек мог жить, не спрашивая о смысле, жить от мгновения к мгновению, прекрасно, блаженно, без всякого объяснения... Достаточно просто дышать. Зачем вы спрашиваете, для чего жить? Зачем вы делаете жизнь такой деловой? Разве не достаточно любви? Нужно ли спрашивать, в чем смысл любви? Любовь самодостаточна; ей не нужен никакой другой смысл, чтобы быть прекрасной и радостной. Птицы поют по утрам... в чем тут смысл?

Не создавайте фантазий. Когда вы создаете один вымысел, вы обязаны создать для поддержания его еще тысячу и один вымысел, ведь в реальности он не имеет поддержки. Например, есть религии, которые верят в Бога, и есть религии, которые в Бога не верят. Так что Бог не является необходимостью для религии. Буддизм не верит в Бога. Джайнизм не верит в Бога. Вы знаете только три религии, основанные на иудаизме: христианство, иудаизм, ислам. Эти три религии верят в Бога. Поэтому вы не осознаете Будду, а он никогда не верил в Бога.

Я вспоминаю о Герберте Уэллсе, о его утверждении по поводу Гаутамы Будды. Он сказал: «Будда — самая безбожная личность и, в то же время, самая божественная». Безбожная личность и божественная? Вы думаете, здесь есть какое-нибудь противоречие? Противоречия нет. Будда никогда не верил в Бога, в этом не было необходимости. Он был так предельно завершен, что вся его завершенность становилась благоуханием вокруг него. Махавира тоже никогда не верил в Бога, а его жизнь была так божественна, как это только возможно.

Поэтому, когда я говорю, что Бог — это вымысел, пожалуйста, не поймите меня неправильно. Бог — вымысел, но божественность — не вымысел; это качество, свойство. «Бог» — это личность... как личность — это вымысел. Нет Бога, сидящего на небесах, создающего мир. А вы думаете, Бог создает всю эту кутерьму, называемую миром? Тогда что же остается для дьявола? Если кто-то и создал этот мир, то он был дьяволом, а не Богом!

Но вымысел — старый вымысел, повторенный миллионы раз, — начинает обретать реальность сам по себе. Он был повторен так много раз, что невозможно даже спросить, что за мир создал Бог, что за человека Он создал? Это сумасшедшее человечество...

За три тысячи лет человек вел пять тысяч войн. Это творение Бога? И человек все еще готовится к тотальной, самоубийственной, окончательной войне. «Бог» — за всем этим. И какие еще глупые вымыслы могут стать реальностью, если вы верите в них! «Бог» создал мир — христиане думают, что это было в точности за четыре тысячи лет и четыре года до Иисуса Христа. Конечно, это должно было быть в понедельник утром, первого января, я полагаю, потому что так говорит Библия. Теперь имеются свидетельства — тысяча и одно свидетельство! — что эта земля насчитывает миллионы лет. Найдены погребенные в земле останки животных возрастом в миллионы лет, и даже окаменевшие тела людей возрастом в тысячи лет. Но что сказал по этому поводу последний Папа? Он сказал: «Мир создан в точности так, как сказано в Библии». То есть, за четыре тысячи лет и четыре года до Иисуса? Это значит шесть тысяч лет назад. Все свидетельства противоречат этому.

В Индии найдены города, имеющие возраст семь тысяч лет. В Индии имеются Веды, которым, по крайней мере, десять тысяч лет, согласно самым научным подходам. А согласно индуизму, им девяносто тысяч лет, поскольку в Ведах есть упоминание об определенном положении звезд, которое было девяносто тысяч лет назад. Как это могло быть описано в Ведах, если им не девяносто тысяч лет? Но что сказал последний Папа? Он сказал: «Бог создал мир со всеми этими вещами. Для Него все возможно, Он создал мир за четыре тысячи лет и четыре года до Иисуса вместе с телами животных, которые выглядят на миллионы лет».

Все возможно для «Бога». Один вымысел, затем вы должны поддерживать его другим вымыслом, так можно дойти до абсурда. Но зачем? Человек снова и снова задает этот вопрос.

За всем этим — простой, очень простой аргумент. Вы видите глиняный горшок. Вы знаете, что он не мог быть создан сам по себе; его должен был создать горшечник. Это был простой аргумент для всех религий: даже если единственный глиняный горшок не может быть создан сам по себе и для его создания нужен горшечник, то и эта огромная вселенная нуждается в создателе. И это удовлетворило простой человеческий ум. Но это не может удовлетворить изощренный, рациональный ум. Если вы говорите, что вселенная для своего создания нуждается в Боге, то обязан возникнуть вопрос: «Кто создал Бога?» И тогда вы приходите к абсурду. Тогда Бог номер один создается Богом номер два, а Бог номер два создается Богом номер три, а Бог номер три — Богом номер четыре, и так далее без конца. Я не хочу быть таким абсурдным. Лучше остановиться на первом вымысле. Иначе вы будете сеять семена для других вымыслов.

Я говорю, что существование достаточно само по себе, ему не нужен творец. Оно само творит. И вместо того, чтобы спрашивать меня, верю ли я в создателя, вы бы спросили, в чем моя замена Богу-создателю? Моя замена — вездесущая энергия созидания. И, по-моему, быть созидательным — самое важное религиозное качество. Если вы создаете песню, если вы создаете музыку, если вы создаете сад, вы религиозны. Ходить в церковь глупо, но создавать сад — потрясающая религия.

Вот почему в моей общине работа называется «поклонением». Иначе мы не молимся. Мы молимся только путем созидания чего-либо. По-моему, созидание — вот Бог. Но будет лучше, если вы позволите мне заменить слово «Бог» на слово «божественность», поскольку я не хочу быть понятым неправильно. Нет личности Бога, но есть потрясающая энергия — распространяющаяся, никогда не кончающаяся, расширяющаяся. Эта энергия созидания и есть божественное.

Я знаю это; я не верю в это. Я испытал это; я не верю в это. Я прикоснулся к этому. Я дышал этим. Я познал это глубочайшей сердцевиной моего существа; и этого так же много в вас, как и во мне. Просто посмотрите вовнутрь, небольшой поворот на сто восемьдесят градусов — и вы осознаете истину. Тогда вы не спросите о вере. Только слепые люди верят в свет. Те, у кого есть глаза... они не верят в свет; они просто видят его.

Я не хочу, чтобы вы верили во все, что угодно, я хочу, чтобы у вас были глаза, и если есть глаза, то зачем удовлетворяться верой и оставаться слепым? И вы не слепые. Может быть, вы лишь держите свои глаза закрытыми. Может быть, никто не сказал вам, что можно открыть глаза. Поэтому вы живете в темноте и из темноты спрашиваете: «Есть ли свет?»

Божественность — это не то, что могут доказать или опровергнуть документы. Это то, что вы можете пережить. Вы удивитесь, узнав, что слово «лекарство» (английское medicament) и слово «медитация» происходят от одного корня. Лекарство вылечивает тело, медитация вылечивает вашу внутреннюю сущность; это внутреннее лекарство. Я переживал божественность повсюду, поскольку ничего другого не существует. Но Бога нет. И если вы хотите пережить божественность... просто еще немного медитации, еще немного продвижения в состояние без мыслей, в состояние осознания.

Когда ваша осознанность присутствует, а мысли начинают опадать, как листья в листопад, и когда остается только осознанность, и нет ни одной мысли, тогда вы ощутите на языке вкус, самый вкус того, о чем я говорю. А если вы не ощутили вкус, не верьте мне; не верьте никому, потому что вера может стать нищетой. Вы можете удовлетвориться этой верой и никогда и ничего не попробовать самостоятельно.

Как раз вчера я слышал... Шила сказала мне, что президент Рейган хочет ввести минуту молчания в каждой школе, колледже и институте. Идея великая, но я не знаю, понимает ли Рейган, что это означает — одна минута молчания, одна минута безмолвия. Он, должно быть, предполагает просто одну минуту тишины, отсутствия разговоров. Отсутствие разговоров — это не безмолвие. Вы можете не разговаривать, вы можете не произносить ни звука, но внутри вас бежит тысяча и одна мысль. Это постоянный поток мыслей, изо дня в день.

Я хотел бы посоветовать президенту Рейгану сначала попробовать провести одну минуту безмолвия. Это означает, что в течение одной минуты ни единая мысль не движется по экрану вашего сознания. Это не просто. Это одно из самых трудных дел в мире. Но это может случиться, если вы постоянно пытаетесь. И если это происходит в течение одной минуты, достаточно. Если в течение одной минуты вы можете находиться в состоянии, когда ни единая мысль не движется... Это была работа всей моей жизни: научить людей быть молчаливыми, безмолвными.

Люди пытались, держа рядом с собой часы: даже двадцати секунд — одна минута слишком много! — даже двадцати секунд они не могли оставаться без мыслей. Одна мысль за другой, бегут.... И даже если они могут оставаться без мыслей в течение двадцати секунд, то приходит мысль: «Ага! Двадцать секунд!» Кончено — пришла мысль.

Если вы можете быть в безмолвии одну минуту, вы постигли искусство. Тогда вы сможете быть в безмолвии две минуты, поскольку это одно и то же. Вторая минута не отличается от первой. Вы можете быть в безмолвии три минуты; все минуты одинаковы.

Когда вы знаете путь... а этот путь — не то, о чем можно рассказать; вы должны просто сидеть с закрытыми глазами и наблюдать свои мысли. Вначале будет великая суматоха, как в час пик, но постепенно вы отыщете улицу, где людей будет все меньше и меньше; где будет меньше машин, меньше мыслей, просветы становятся больше. Если продолжать терпеливо, то через три месяца можно достичь определенной способности к одной минуте безмолвия.

Ни один человек, способный вкусить безмолвие, не сможет быть политиком. Ему и в голову не придет даже пытаться стать президентом страны. Это не для медитирующих, это для посредственностей. Это для дураков и идиотов всех сортов.

Я слышал, что до того как Рейгану стать президентом, у него была обезьяна... Я просто слышал, я не знаю, так это или нет. В тот день, когда Рональд Рейган был избран президентом, один из моих американских санньясинов принес мне фотографию Рональда Рейгана с его обезьяной и сказал: «Рейган сегодня объявлен президентом, ваши комментарии?»

Я долго смотрел на фотографию. Санньясин казался озадаченным и спросил: «В чем дело? Что вы рассматриваете на этой фотографии?» Я сказал ему: «Не могу сообразить, кто здесь Рейган, а кто обезьяна. Который из этих двух парней избран президентом?» Он рассмеялся и указал мне на Рейгана, а я все еще помню свой комментарий: «Было бы лучше, если бы выбрали обезьяну».

Конечно, тогда Кремль незамедлительно последовал бы этому примеру и выбрал бы обезьяну в качестве премьер-министра. Они не могут допустить, чтобы Америка была впереди них. В одном можно быть уверенным абсолютно: с обезьяной в Белом Доме и с обезьяной в Кремле мир был бы спасен от третьей мировой войны, которая собирается разрушить все человечество и всю жизнь на земле.

Политики — это обезьяны. На самом деле, обезьяны должны извинить меня — политики хуже. Но идея хорошая; иногда даже в обезьяний ум может прийти хорошая идея. Но если Рейган действительно имеет в виду минуту безмолвия, я мог бы предоставить людей, которые учили бы, как быть безмолвным — в каждом университете, в каждом колледже, в каждой школе. Я могу послать моих санньясинов по всей Америке — учить безмолвию.

«Библии Раджниша». Тома 1–4