+7 (925) 090-90-93

закрыть× Позвоните +7 (925) 090-90-96
Ошо медитации и здоровьеПрактикиОтзывы о практикахОтзывы о группе "Тантра - полет лягушки"

Аджита

«…Просто, то внешнее состояние благополучия и сексуальной раскованности, которые были у меня ранее, оказались лишь маской, прикрытием от страха вступать в более глубокие отношения…»


Для меня это не первая группа Тантры, но очень новая по ощущениям. Если на первой я умирала после физических упражнений, то здесь, можно сказать, что я даже отдохнула во время них. Зато увидела свою лень еще раз и очень близко. Но если честно, даже не в этом дело. Были техники, которые оказались для меня открытием. Открытием самой себя. Во время рассказа о своей сексуальности (как я ее вижу и обратной реакции от моих партнеров, как они видят мою честность в этом рассказе) я почувствовала, как строился защитный механизм от неприятных мне моментов в жизни. Просто, то внешнее состояние благополучия и сексуальной раскованности, которые были у меня ранее, оказались лишь маской, прикрытием от страха вступать в более глубокие отношения. Каждый раз, узнавая о себе что-то новое, я удивляюсь, ведь окружающие это видели во мне всегда, а я ничего не замечала. А если говорить о том, что мне больше всего понравилось в этой группе – отвечу по-детски: катарсис. Но не десятиминутный, как на динамике, а часовой. И опять удивление: завершив его, я начинаю понимать, что катарсис я больше делала, чем позволяла ему случиться.



Садия

«… И вот в этом балансе, даже не замечаешь, как густая, горячая энергия в зале мягчеет, оседает, становится тоньше, как тебя начинает качать тонкое пространство, которое питает сердце…»


Вообще, участие в тантрических группах, которые проводит Кайюм переворачивает все представления о тантрических группах. Это всегда очень интенсивная, глубокая работа прежде всего с физическим телом.
Я и раньше участвовала в техниках, которые были на этой группе. И самые сложные для меня – это те, где реально нужно доставать свою энергию из физического тела. Все мое существо против этого, потому что приходится «доставать» себя не на 100, а на 200 процентов. Но я заметила очень тонкий момент: очень часто мне мешает мое сопротивление. Как только мне удается в своем уме сдаться тому, что происходит, перестать сопротивляться, а в идеале попытаться наслаждаться процессом ?, все становится намного легче. Конечно, некоторые техники реально изнуряющие, но именно после них, когда затихаешь в отдыхе, чувствуешь невероятный прилив энергии, она просто бежит по тебе, и ты настолько уставший, и, в то же время, переполненный, что остается только одно желание – чувствовать эту наполненность, проваливаться в тишину. Это как раз те вкусные моменты, когда ничего уже не нужно делать, все вкусное происходит само по себе.
Для меня самым потрясающим опытом на этой группе был катарсис. Никогда раньше я не участвовала в таком долгом катарсисе. Я всегда слегка сдерживалась, это всегда был катарсис в рамках приличий, этакий «приличный» катарсис. А на группе, когда вокруг еще 20 человек просто сходят с ума, невозможно не двинуться в это безумное пространство. И очень здорово, что были «ангелы». Они практически незаметны, и в то же время всегда чувствуются. И очень трогает, когда твой ангел угадывает твое желание, но также ранит, если он отвлекается. И я его прекрасно понимаю – отвлечься есть на что. Это также незабываемые переживания когда сам становишься ангелом, ты смотришь в зал, видишь людей в агонии и чувствуешь такое количество боли и сочувствия… И где-то очень рядом с этими чувствами эго начинает нашептывать: «Ты ангел, ты заботишься…» Очень-очень тонкое эго начинает просыпаться. Для меня это было интересным опытом: чувствовать боль этих людей и не свалиться в гордость за то, что я пытаюсь им помогать.
Еще, как всегда, меня поразил шеринг, когда мы рассказывали о своей сексуальности. В очередной раз я убедилась, что мои внешние впечатления о людях часто не соответствуют действительности. Как только люди что-то начинают рассказывать о себе, спадают их маски и видишь, что все внутри изранены, так же как и ты сам, и нет необходимости прятаться и защищаться, нет необходимости чувствовать себя отдельным от других, нет необходимости скрывать свои раны, нет необходимости ограничивать свое общение только одним человеком. Ведь с каждым может быть что-то вкусное: с кем то приятно общаться сексуально, с кем-то – просто полежать-понежиться, с кем-то посидеть-поболтать, с кем-то просто полежать в ванной, можно просто мягко делать шаги к человеку из той реальности, которая есть, не пытаясь преодолевать ситуацию, и эти мягкие шаги могут привести к какой-то новой глубине в отношениях с людьми. И чем больше даешь себе эту свободу в общении, тем больше даешь свободу и своему близкому человеку. Чем наполненнее моя собственная жизнь, чем больше я иду за своими желаниями, тем меньше мне хочется ограничивать свободу другого человека.
И когда энергия переполняла мы двигались в тихие, мягкие техники, мы растворялись друг в друге, пытаясь чувствовать себя, пытаясь чувствовать другого как себя, пытаясь слиться с другим и исчезнуть вместе в чем-то тонком.
И на группе всегда такой мягкий баланс между выполнением техник и тем, что во время них происходит, некий тонкий баланс между деланием и позволением. И вот в этом балансе, даже не замечаешь, как густая, горячая энергия в зале мягчеет, оседает, становится тоньше, как тебя начинает качать тонкое пространство, которое питает сердце… Оно проскальзывает, обволакивает, струится между… И это очень наполняет, приносит удовлетворение, это просто наслаждение…



Гопика

«…чем дальше идёшь, тем напряжения заметнее, ощутимее, и порой вообще делать невозможно. И приходится проходить через это, проживать свою реальность, ведь эти напряжения не новы, они давно там сидят. Просто в какой-то момент их можно увидеть и что-то с этим сделать…»


Пойти на тантру было более чем заманчиво. И, конечно же, любопытно: что Кайюмский нам приготовил? Однако, была четкая уверенность в том, что непременно будет практика рефлекс- оргазм. Я даже подозревала, что мы будем с неё начинать каждый день нашей 2-х дневной группы. Но к счастью, мои подозрения не оправдались. Для меня эта практика очень не простая. Я на ней так близко сталкиваюсь со своей реальностью, что порой даже страшно становится. В этот раз она была у меня 3-ей по счёту, а делать её было намного сложнее, чем во 2-й раз. Я чувствовала свои ноги как ватные и сильную боль в пояснице. Поднимать таз казалось чем-то не реальным. Я, честно говоря, расстроилась: как- будто никакой динамики 100 лет не делала, хотя каждый день на неё хожу. Кажется, что должно всё расслабленнее получаться и легче, а тут наоборот: чем дальше идёшь, тем напряжения заметнее, ощутимее, и порой вообще делать невозможно.  И приходится проходить через это, проживать свою реальность, ведь эти напряжения не новы, они давно там сидят. Просто в какой-то момент их можно увидеть и что-то с этим сделать.
Второе коронное для меня упражнение на этой группе называлось катарсис. Сначала я была ангелом и заботилась о безопасности партнёра. Наблюдать со стороны происходящее было очень сильным опытом. И эмоционально, и физически. В самом начале практики я получила пяткой по шее от активного соседа слева, который двигался на мате очень интенсивно, прямо как акробат. И тогда поняла, какой нужно быть бдительной. Я старалась, как могла, быть внимательной, чтобы обезопасить своего партнёра, хотя иногда было страшновато, когда приходилось вставать между ним и активным соседом, рискуя быть побитой. Но мне понравилось ощущать ответственность за безопасность партнёра. Ещё я очень сильно чувствовала эмоции участников, и к концу их практики, была как выжатый лимон, без сил, как-будто это я сама всё время катарсировала. Музыка очень помогала, и порой тоже хотелось вовлечься в технику. Ещё у меня поднялось эмоциональное состояние бессилия, беспомощности, брошенности. Хотя это не мешало мне заботиться о партнёре. Я просто чувствовала это. Когда настала моя очередь быть активной, я просто старалась двигать ногами, тазом, всем телом, выражать зажатые эмоции, соединяясь с собой насколько это возможно. Хотелось то плакать, то кричать, то ногами топать, то извиваться на полу. И приятно было чувствовать, что обо мне заботятся, когда натыкалась на вовремя подставленные подушки. Такие практики очень помогают раскрываться, чувствовать заботу о партнёре и ощущать его поддержку.



Чарумати

«…И когда люди действительно искренни друг с другом, происходит некое единение…»


Не знаю с чего начать…. Это пространство, которое ощущалось на группе – оно очень честное, невозможно себя обмануть….
На этой группе я еще ближе почувствовала свою реальность. Ту реальность, в которой я живу.
Мне на самом деле очень трудно выражать все в словах, если действительно что-то настоящее происходит со мной.
В первый день тантры была практика «Рефлекс-оргазм». Это мой второй опыт. Когда я была неактивной и помогала своей партнерше, я почувствовала, что чтобы реально поддерживать, нужно постоянно удерживать внимание и чувствовать партнера. В какие-то моменты я просто чувствовала как ей больно. И в конце я очень устала. Такое ощущение, что я делала это вместе с ней. Я подумала: «О боже, у меня не осталось сил. Как я буду делать сейчас сама?». На удивление, мне было легче делать самой, чем поддерживать партнера. Я очень остро чувствовала, где есть сильные напряжения в теле. Каждый раз переходишь за барьер боли и появляются силы двигаться дальше. И в конце было незабываемое ощущение… несколько секунд …. просто слезы полились…. как-будто коснулась чего-то невыразимо нежного, легкого ….
На второй день было забавно слушать себя… был шеринг. Для меня трудно делиться чем-то действительно интимным. Но в этот раз на удивление, я открыто делилась тем, что ощущала. И когда люди действительно искренни друг с другом, происходит некое единение. Это произошло с нашей «четверкой»!
И последняя техника «Катарсис» для меня была очень сильной. Про нее трудно что-то сказать. Было мно-о-о-ого слез!!  Причем причины не нужно было, чтобы слезы лились рекой. Были моменты, когда я чувствовала, что не пускаю себя дальше…глубже. В какой-то момент я была в таком же пространстве, в каком была на Розе. Ощущение потери…тоски… Когда я просто коснулась области сердца, было очень больно… И когда я наблюдала за людьми во время катарсиса, были разные ощущения. Было  сострадание к некоторым людям, которые действительно были искренними. Иногда было больно…слезы появлялись.
И когда ты поддерживаешь человека, создаешь ему безопасное пространство- для меня это был новый опыт – мне кажется, чуть больше доверия  появляется к людям. И с любым человеком, если с ним общаться - как шутят у нас по-доброму в коммуне - в «пространстве сердца», можно найти контакт. И это общение может наполнить обоих. И это прекрасно. И это то, что произошло со мной.
И в конце я просто села и было ощущение …. как-будто раскрылось какое-то пространство…знакомое до слез…мягкое…сердечное….
Ну вот, наверное и все. Уффф! Для меня целый подвиг выразить что-либо «реальное» на бумаге!!!
                       Всех люблю!!!



Рада

«…это был очередной шаг, может даже первый, для движения дальше…»


Мне удалось попасть на второй день тантры. На катарсисе мне очень помогала музыка, хотя когда я была «принимающей» мне показалось, что музыка была более глубокой, чем когда катарсировала я. Какие-то  песни глубоко трогали, а какие-то не вызывали никаких эмоций, а вводили в ступор.
Когда  я  была «принимающей» мне было очень тяжело находиться в зале и слышать и видеть и чувствовать, что в нем происходит.
Я слабо припоминаю, что во мне изменила эта практика, но могу сказать, что это был очередной шаг, может даже первый, для движения дальше.



Свами Прем Латиф

«…Трудно было быть просто принимающим, я привык в жизни быть активным… на этой группе я коснулся чего-то очень глубокого в себе…»


На меня эта группа произвела очень сильное впечатление. И в первую очередь, конечно катарсис. Жалко, что я не смог быть на всех днях, очень жалко, Конечно надо приходить на всю группу. Такой мощный катарсис из тела шел: «А-а-а-а!..». Только вчера были какие-то буквально секунды, когда я чувствовал, что я проваливался в какую-то черноту, в глубину, как в жидкость какую-то.  Где-то там руки, ноги далеко… это происходило буквально несколько секунд. Я просто потерялся…
А так всё это время… скорее было больше попыток сделать катарсис, какая-то игра, наверное. Когда несмотря на свой катарсис всё равно понимаешь, что вокруг происходит, всё равно слышишь что-то, чувствуешь. Вроде и из тела что-то идет, но как-то вяло...
И тантрическая техника, которую мы делали в последний день группы,  оказалась для меня очень сильной. Трудно было быть просто принимающим, я привык в жизни быть активным… Я лежал, пытался чувствовать... и вот в какой-то момент техники просто в голову как нахлынуло… вроде и так все там было, но вдруг каким-то мощным потоком прорвало! В какой-то момент реально прорвало, потому что я не в силах был сдерживаться. Я сначала сдерживал, сдерживал себя, и в какой-то момент просто отпустил себя, и мне казалось, что все вокруг меня встали и все на меня смотрят. Прорвало реально, я просто плакал, и не мог остановиться. Хотелось реально рыдать, рыдать и не останавливаться. Я пытался успокоиться… Но я  так давно не плакал!
И ещё когда сегодня был катарсис, в момент, когда я расплакался, Кайюм начал напевать, у меня такое ощущение было, как будто где-то над головой… на меня прямо пошло сверху как душ, у меня там всё затекло, как бы вся кровь туда скопилась, и прямо как оттуда пошло куда-то… не знаю… по спине куда-то, как будто душ такой… медленное такое потекло. Не знаю, энергия, не энергия…  вот.
Ни один катарсис так не проходил. Точно не проходил. И тот зимний полёт лягушки, и этот…  это, наверное, самое такое было сильное и интересное ощущение, которое было за эти дни катарсиса…
И еще очень сильными для меня оказались шеринги (когда участники делятся переживаниями перед остальными участниками группы). Я впервые делился очень личными переживаниями перед большой группой людей. Я даже  не каждой девушке, с которой я хорошо или давно общаюсь… далеко не все знали, что у меня было в семье, а тут сразу перед большим количеством людей рассказать о самом ранимом… я коснулся чего-то очень глубокого в себе через эту технику..
Очень сильно зажимал в себе это всегда. И чувствую, что это не всё, что ещё очень много внутри всего, что просится наружу, высказаться… потому что одно высказал, всплывает сразу ещё пять каких-то вещей.
И меня это подтолкнуло к тому чтобы дома самостоятельно делать практику: просто сижу так и что-то вспоминаю, делаю что-то вроде перепросмотра. Вспоминаются факты из детства, из жизни, что-то такое, где заряд какой-то в них висит. Пишу, проговариваю… А когда проговариваю, просто реально, иногда язык не поворачивался что-то говорить. Приходилось через напряжение в горле говорить, ощущения как- будто кто-то душит, не даёт тебе сказать. Постепенно, постепенно, дрожащим голосом говоришь, говоришь, и потом такое облегчение, как-будто сдулся шарик внутренний какой-то.
Сердце побаливает, но мне кажется, что это просто идёт какое-то очищение. Спокойно достаточно к этому отношусь.



Матвей

«…Группа действительно разгружает, даёт какое-то ощущение свободы. Я для себя заметил, что мне стало проще дышать. Такое ощущение, что грудь становится больше, такая подвижная стала. Людям в глаза проще смотреть…»


На самом деле мне трудно что-либо сказать о тантре как таковой, поскольку… к сожалению я не смог быть на всех днях, а во-вторых наверное не мне говорить о тантре, я понял, что я достаточно такой мёртвый товарищ в энергетическом плане, нечувствительный, я не очень хорошо чувствую энергию.
Все говорят, что чувствуют, как движется энергия в разных местах, там, сям, через сердце… я, допустим, таких вещей не чувствую. Но катарсис мне понравился. Хотя я не могу сказать, что у меня катарсис естественный, спонтанный, как у ребят из коммуны, например. Я смотрю - у вас так просто получается: раз, и полетели... У меня такого нет. Вот в один день, например, когда мы сначала мягкими палками били по полу... Вот это меня в принципе заводит. Мне нужны такие, совсем простые техники, чтобы всё было просто, в них я могу выразить свой катарсис.
А сейчас, после группы я ощущаю себя очень легко и непринуждённо. Мне хочется петь песни, как всегда, когда мне хорошо… Мне сейчас действительно хорошо, и вообще каждый день после группы… Группа действительно разгружает, даёт какое-то ощущение свободы.  Я для себя заметил, что мне стало проще дышать. Такое ощущение, что грудь становится больше, такая подвижная стала. Людям в глаза проще смотреть опять же. Вообще, очень нравится. Мне все техники, на которые я попадаю в ошо-центре нравятся.



Ма Дева Сати

«…Первый катарсис был открытием, я прямо почувствовала физическую мощь, силу какую-то и то, на сколько сильно я себя сдерживаю, как много в теле энергии, как она двигалась, выходила наружу… И мне показалось, что это было по-настоящему, мне удалось куда-то пойти, куда-то шагнуть глубже…»


Для меня эта тантра была очень сильной группой. И, наверное, в первый раз у меня получилось… не то, что получилось, я почувствовала что значит отпустить себя в катарсисе и как это... Каждый катарсис отличался очень сильно от предыдущего. В какой-то момент, когда верхний слой каких-то эмоций сошел… в теле напряжение ушло,  я дошла до чего-то такого, во что совсем не хотелось идти.
Первый катарсис был  открытием, я прямо почувствовала физическую мощь, силу какую-то и то, на сколько сильно я себя сдерживаю, как много в теле энергии, как она двигалась, выходила наружу, как все это происходило. И состояние было такое, когда совсем не думаешь. Мыслей нет, но при этом  очень хорошо чувствуешь пространство вокруг себя. И мне показалось, что это было по-настоящему, мне удалось куда-то пойти, куда-то шагнуть глубже.
А в один из катарсисов я почувствовала, что за предыдущие дни катарсирования что-то уже отпустилось и тоже самое не то, чтобы не повторялось, а не хотелось выражать через  тело, а пойти куда-то еще, в свои эмоции, например было очень не просто.
Группа была выстроена очень интересно. Эти шеринги, они меня на очень многое толкнули что ли, позволили многое увидеть. И первый шеринг поднял такие воспоминания, которые, мне казалось, я даже и не держу в своей голове, не думала что они сохранились. И мне очень хотелось сказать и высказать это. И настолько это были сумбурные какие-то куски, отрывки, но они так сильно влияли. Это была такая большая часть эмоциональных переживаний, жизни, что… меня это очень сильно зацепило.
А второй шеринг, который был уже на предпоследнем дне, тоже помог мне осознанно посмотреть на то, как я живу, как я выстраиваю отношения с людьми, как это всё у меня с детства складывалось, и почему таким образом, а не другим я себя веду и на сколько я закрытый человек, на сколько много во мне подавленного. Это был шеринг про детство. Меня очень зацепил момент с сестрой, например. Все сначала начинали говорить про родителей, как отношения складывались с родителями, между родителями. И какая модель поведения была у ребёнка, как он это видел, как там это всё происходило. И мне как-то не хотелось говорить. А потом Кайюм спросил Видейку о её отношениях с сестрой, и какие-то он задал вопросы по поводу еды, наводящие. Какие-то такие мелочи, казалось бы, незначительные, но я сидела, я слушала, и на меня просто вот эта волна воспоминаний, она просто перед глазами стояла, как у меня всё это происходило, и я  сидела и ревела, у меня прямо катились слёзы, я не могла… столько чувств всяких пришло, эмоций. Я не думала, что меня так зацепит. И потом я рассказывала про свои отношения с сестрой, с сёстрами. Как они у меня выстраивались, как это всё происходило с родителями, с моей ревностью. Вообще что со мной происходило в период взросления. Как-то совсем по-другому я на себя посмотрела, на эту, может быть, более целостную картину. На то, как оно у меня было. И потом катарсис после этого был. Не было эмоций. Вернее, не было, наверное, какой-то картинки и представления, из-за чего плачешь, там обиды, ещё чего-то. А было такое глубокое чувство, которое было связано с тем, что когда мне было 5 месяцев, меня отвезли к бабушке, потому что родители учились. Мама училась, папа работал. И вот это ощущение, когда ты живёшь в любви и защищённости, в таком вот состоянии, потом раз – и это резко отрубают. И просто – раз - и нет этого. И вот эта боль, она ничем эмоционально, какими-то ещё переживаниями помимо не окрашена. Это такое глубокое чувство такой оторванности и боли… и я во время этого катарсиса… мне удалось до этого дотронуться, до этого состояния и до других, когда… это обрезание, оно и дальше происходило. Потом, когда появились сёстры, когда появилось какое- то соперничество, ощущение того, что я не нужна…
И было интересно, как вот это первоначальное чувство, вот это ощущение одиночества и ревности, как оно меняется, как подмешиваются ещё какие-то эмоции к этому.
Ещё хотелось бы сказать, что за эту группу я так почувствовала своё подавленное состояние постоянное…
И это проявилось также в отношениях с «ангелом-хранителем». Катарсис был разным в зависимости от того с кем я делала технику. Если человек был мне более-менее безразличен, ну т.е. не настолько мне интересно и нужно его мнение, какое-то отношение ко мне, то катарсис у меня, мне кажется, был более интенсивный. Хотя, опять же, спорный вопрос, потому что в последний день, как раз после шеринга, я делала с партнёром, который вызывает у меня достаточно противоречивые эмоции, но сам катарсис был для меня глубокий. Хотя были моменты, когда я от резких движений переходила к более плавным, на какое-то время замирала, потом опять начинала двигаться, и я видела, что «ангела» нет рядом со мной, меня это немножко… у меня пришло состояние, что я вообще не хочу, чтобы партнёр рядом со мной находился. И вся тема катарсиса была брошенность, одиночество.
И хотелось делать резкие движения. И я чуть не налетела на окно. Меня там удержали как-то… я не знаю. Я прямо чуть не ударилась об угол окна. Прямо пролетела вот так вот. И я так испугалась, потому что я реально почувствовала беззащитность, т. е. что не могу я себя отпустить, это очень опасно в таком варианте. И потом я ушла ближе к двери. И, с одной стороны, и садиться не хотелось, и лежать тоже… хотелось стоя всё это делать. В какие-то моменты я открывала глаза, партнёра не было рядом. И в результате… я отвернулась, и у меня это состояние брошенности, одиночества…
И в конце катарсиса я не хотела быть рядом с «ангелом», но он подошел ко мне… И вот это вот ощущение, когда отталкиваешь, а всё равно, хочется, чтоб был рядом. Ну вот, меня обидели, да, допустим, и я отталкиваю... А на самом деле, глубоко внутри мне это очень надо. И я хочу, чтобы это было рядом со мной. И когда это происходит этот контакт, сопротивление, оно почему-то внутри рассыпается, и какая-то горечь, и при этом любовь как-то перемешиваются странно.
И на самом деле мне понравился опыт отпускания себя в катарсис. В эти моменты каких-то явных мыслей, которые я могла замечать не было. Просто чувствовала тело, чувствовала голос. Если хотела кричать, я кричала, если были слёзы, я плакала. И куда мне хотелось двигаться именно физически, то и происходило. И при этом не было картинки в голове, как это должно быть или что я кого-то ненавижу, или ещё что-то. Такого не было.



Свами Вимал Рави

«…Какие-то более глубокие переживания от близости с другим человеком, могут быть проявлены не только посредством секса. И в этом какое-то совершенно другое качество, совершенно все по-другому…»


Для меня это первая такая долгая тантрическая группа. Ну, конечно, если бы меня год назад спросили, как я представляю себе тантрическую группу, я бы никогда не подумал, что 90% времени на тантрической группе может занимать катарсис. У обычных людей есть представление, что тантра связана с сексуальными техниками,… по крайней мере, я, наверное, так подумал бы раньше. И никогда бы мне в голову не пришло, что люди на тантрической группе из 7-ми дней, 6 дней катарсировали. И только последние два дня более или менее мягкие техники были, связанные непосредственно с контактом с другими людьми.
И для меня новое открытие в том, что близость с другим человеком… возможна не только через секс. Какие-то более глубокие переживания от близости с другим человеком, могут быть проявлены не только посредством секса. И в этом какое-то совершенно другое качество, совершенно все по-другому.
По поводу катарсиса… не знаю… какой там у меня коэффициент отпускания самого себя, насколько мне удалось это сделать… в любом случае для меня это происходило мягко, расслабленно. По крайней мере я старался, чтобы всё тело было расслаблено. И даже когда там какие-то столкновения были… у меня ощущение, что когда я толкаю, то делаю это расслабленно… это толкание было за счёт веса тела и просто самого движения из стороны в сторону. И за счёт этого родилась какая-то сила, энергия.
Я старался разнообразить катарсис, сделать что-то для себя новое в катарсисе. Там вот говорили о дзен театре, о переживаниях. Как я представил, как это может быть дзен театр в моём представлении, так я и пытался это сделать. Просто я вспоминал, проговаривал все детские переживания, которые были, и говорил об этом в настоящем времени. И я не знаю на самом деле, как там надо правильно катарсировать, ещё чего-то. Я могу говорить только о своём опыте и о своих каких-то… я не знаю, поиске, исследованиях из своей лаборатории. Я вспоминал, и то, что действительно вызвало во мне реально физические слёзы, это… почему-то я вспоминал абсолютно не эмоциональные детские воспоминания. И при этом мне почему-то вспомнились глаза отца, и мне настолько это… так я плакал… глаза, взгляд отца… И хотя переживания, воспоминания совсем не были ни связаны с каким-то, чем-то… он мне что-то рассказывал, ещё что-то. Просто даже… воспоминание о том, как он привёз мне пакет с мороженым. Мы в деревне жили. И как-то одно воспоминание за другим воспоминанием. И я это проговариваю, проговариваю. И прямо так накатило… настолько такая вот… я сейчас, когда говорю, пытаюсь оценить, что это было, эмоции или ещё чего-то. Но факт остаётся фактом: я плакал, вспоминая. Пробудилось во мне какое-то чувство, какое-то состояние, связанное с моим детством. Это вызвало такой плач интенсивный. И, собственно, набор таких воспоминаний, хаотичный,… всё что, в голову придёт, я проговаривал, как вот детские воспоминания. И потом вот как-то я стою, вспоминаю, и бах! Уже смотрю на себя, что я уже лечу к стене и смотрю так, оказываюсь,  меня придавили. И как бы, я чувствовал, что был такой момент, что я почувствовал очень сильный гнев на того, кто это сделал. Но я пронаблюдал этот импульс... И я просто стал плакать. Меня как-то придавили ещё сильнее. И вот наблюдение опять по поводу расслабленности. Не знаю, я там прыгал, по залу кувыркался, падал просто. Вставал и падал. И вот так, в расслабленном состоянии,… тело как-то принимает само. Оно падает, оно ложится так, что не остаётся там каких-то ушибов, растяжений, ещё чего-то. Очень нравилось задирать вверх ноги и спину тянуть, назад ноги закидывать, забрасывать, перекатываться.
И еще у меня был опыт, того, что сама нежность и ласка может быть агрессивной, деланной несколько...
Еще мне понравилось больше быть принимающим, чем активным.
И конечно зацепили шеринги. Было очень интересно услышать истории других людей. Был момент, когда мне ещё захотелось рассказать, поделиться. Есть, что ещё сказать, чего не было сказано. Всплыло то, что я мог бы ещё рассказать.     
Мне нравится участвовать во всех этих группах, как в лаборатории, где можно исследовать самого себя, и, наверное, если бы были какие-то готовые ответы, это было бы совсем неинтересно, и я не ходил бы на такие группы, где было бы всё понятно и ясно. Какая-то такая определённая техника, где было бы всё понятно, описаны методы, всё было бы чётко распределено, расписано. Я думаю, эта непонятность и нравится мне, и притягивает, побуждает участвовать в подобного рода экспериментах над собой.



Ма Шанти Чарумати

«…Жить становится как-то легче, когда начинаешь потихонечку становиться более гибким…»


Как  и всякая наша группа, группа, которая проходит в нашем центре, которую проводит Кайюм, для меня они все очень глубокие группы.
Когда первый был катарсис, почему то возникло не сопротивление, а это такое внутреннее понимание: зачем делать эти катарсисы, если ты всё равно останешься с тем, что в тебе внутри. Оно будет всегда. И мне, на самом деле, очень трудно выражать именно в катарсисе что-то. И когда был первый катарсис, я пошла за тем, что я чувствую. Я не хотела выражать это через тело. Было сопротивление, не хотелось выражать. И просто были слёзы, и это всё оставалось в теле. Было телу реально больно. Были какие-то эмоции, такой опыт, как будто удерживаешь всё в теле, не хочешь это проявлять через движение. Телу очень больно при этом. А потом, когда был второй катарсис, не знаю, отпустила я себя или нет, потому что до конца… мне кажется, только пробовала я к чему-то такому прикоснуться. Действительно были моменты, когда отпускаешь своё тело,… ум сразу включается, когда больно, что-то… оно расслабленное… ум включается и говорит, что это опасно. Что это опасность. Но тут ещё это зависит от того, кому ты доверяешь, кто твой помощник. Очень чувствовалось, есть ли помощник, ангел твой рядом или нет. Чувствует он тебя или нет. Всё равно была какая-то такая осторожность. Если бы до конца себя отпустила, мне кажется, даже и не помнила бы сейчас, что было со мной.
И шеринги, которые были перед катарсисами очень сильно влияли на то как проходил катарсис
Потому что на шеренгах, когда даже люди рассказывали что-то о себе, о своих каких-то чувствах, переживаниях, и, что интересно, в голове тоже прокручивались какие-то ситуации в жизни, в детстве, которые ты вообще забыл… ну просто какие-то моменты. И всё это как то собиралось, собиралось и каким-то образом… даже не знаю, как это анализировать с помощью ума, но как то это выражалось в катарсисе. Потому что на самом деле, сильно очень затронуло, когда был последний шеринг. Мы говорили про детство, в частности, про моё рождение.
И на катарсисе был какой-то момент, когда просто почувствовала себя, когда ты беспомощен и не можешь откуда-то вырваться, так как роды проходили сложно. И в момент, когда делаешь, делаешь катарсис, телом по-разному двигаешь. Иногда просто отслеживаешь,  где-то смотришь со стороны, что с тобой происходит, где-то есть некий контроль. И какой-то был момент очень интересный, когда действительно было ощущение,… я почувствовала, что я его уже испытывала. И вместе с этим пришло чувство… даже не страха, а де жа вю. Именно тело вспомнило что-то, какие-то ощущения, и с этим пришли чувства.
В этом состоянии,… причём, знаешь, даже физически… там был этот матрас такой, и я там по-разному с ним. То так… мне хотелось себя по-разному защитить чем-то таким. Тело,… мне хотелось, чтобы оно было защищено. Я всё время думала: ну что же такое, ну где же мой ангел? Потому что когда Кайюм подходит, я всегда чувствую, что это он, и он делает то, что моему телу сейчас надо. Потому что он что-то делает, матрасы как-то подносит к телу или как-то зажимает, и что-то такое включается. Иногда включается гнев… ну что-то такое включается интересное. А здесь вот, последний катарсис он ко мне не подходил, я точно знала (смеётся). А я чувствую, что телу нужен какой-то такой кокон, чтобы оно чувствовало… думаю: где же Самурай? А Самурай меня просто защищает. Да, он защитник, а вот телу что-то нужно было почувствовать. Я пока с этими матрасами туда-сюда… просто в один прекрасный момент он так согнулся, что я почувствовала… ну интересное ощущение, как-будто такое уже было. И на всех катарсисах я очень… был такой звук, не то что там из горла, а просто из живота. Просто не то, чтобы рычание там постоянное у-у-у, а просто постоянно, постоянно нужно было…т. е. я не молчала вообще. Не было даже таких слёз, типа жалости. Что-то такое выходило вместе с болью и даже с гневом, и с какой-то борьбой. Было очень много борьбы. За что-то я такое боролась, даже не знаю, за что. Прямо вот чувство такой борьбы, откуда-то выбраться. И не то, что себя защитить от кого-то и не доказать чего-то кому-то, а вот просто как бы ощущение себя сильной какой-то, что ты это делаешь сама. Анализировать не могу (смеётся).
Просто невозможно описать, что чувствуешь на катарсисе. И по моим ощущениям я только прикоснулась, совсем чуть-чуть. Настоящий катарсис, это вообще… нужны мягкие стены кругом, запускать одного человека в комнату…
Да, глубокие были шеринги. На последнем шеринге я говорила очень мало, но сколько было шерингов, такое ощущение, что какие-то важные события в жизни, в детстве особенно, они просто пронеслись в голове. Причём, они есть всегда, ты  о них вспоминаешь, но здесь как-то странно. Человек говорит какую-то свою ситуацию, о детстве, например. Ты его слушаешь, и вспоминается твоя ситуация, и у тебя к ней уже отношение другое. То есть такой симбиоз получается интересный.
 Хотя из детства я мало чего помню. Люди рассказывают чуть ли не всё детство, что как было. А я какие-то просто моменты вспоминаю, такие яркие. Но вспомнилось ощущение себя, вот именно ощущение себя в детстве. В детстве, в школе, как ощущала себя в обществе подруг, в семье. Тоже очень интересно. Я и раньше тоже чувствовала, но это более ярко, в теле даже чувствуется. И много, конечно, было моментов, которые приходилось принимать, как всегда (смеётся). Я живу очень много в чувствах. Я могу вовлечься во что-то и не осознавать. Когда включаются чувства, эмоции, и ты не осознаёшь, что с тобой происходит, как при этом себя чувствует другой человек. Сразу возникает много различных чувств, … и обида, и… И понимаешь, что это делаешь ты сама, как всегда. Это постоянно приходится принимать…
Тронула практика на принятие, где были «жертвы» и «охотники», я чувствовала, конечно, некоторых людей из нашей коммуны. А в начале, когда я была жертвой, разные люди подходили, некоторые просто откровенно шутили: кто-то там водичкой поливал, кто-то там… вшей искал.. Важно ведь было почувствовать человека, и для меня особо острым ощущением был запах человека.  Даже не запах, а дыхание. Человек дышал просто рядом со мной, и было очень интересное ощущение. Не было неприятно. Ощущение, как будто кто-то в тебя влился. Очень интересно.
И потом кто-то стал меня трогать, но очень быстро ушёл. Вроде бы только началось какое-то интересное чувствование, а он ушёл. ?  это самое такое яркое впечатление, а так, в принципе, очень интересно, когда тебя трогают несколько человек. Когда один, ты можешь осознавать, когда несколько, причём, в разных местах, очень даже интересно. Разные совершенно энергии. Чувствуешь, что например энергия грубоватая, но явно не мужская... Разные руки, разные прикосновения. Мне очень понравилось, на самом деле. Особенно с теми, кто очень чутко реагировал… Во второй части упражнения тоже было интересно: подходишь к человеку и начинаешь чувствовать, как к нему подойти. Может быть, со спины, может быть, просто обнять. Может быть, просто руку на голову положить. То есть не обязательно какие-то сексуальные прикосновения, мне кажется, всё сексуально на самом деле. К одному человеку подошла - захотелось просто за ноги подержаться, погладить. Просто интересно. К каждому человеку какой-то индивидуальный подход. Мне очень понравилось быть активной.
Понравилась практика мужские и женские движения. Причём интересно с разными людьми. И либо ты с ними не хочешь делать. Человек подходит к тебе, ты чувствуешь отношение сначала к нему: ой, нет, не буду, он такой, сякой… А просто на самом деле, мне очень трудно принимать.
И в этот раз мне было легче принимать всё, что происходит со мной на группе. И даже интересно, когда ты просто расслабляешься и не сопротивляешься тому, что тебе не нравится, например, ну ладно, пусть будет так. И с каждым разом легче что-то понимать. Неважно какие-то практики  не хочется делать или с кем-то конкретно не хочется… Если раньше я сопротивлялась и в уме себе придумывала кучу причин, почему я не хочу это делать, то сейчас что-то расслабляется внутри, и это очень интересный опыт.
Когда мы делали мужские и женские движения, разные люди… и так интересно, что ты просто чувствуешь человека и находишь с ним какой-то контакт. Сначала сопротивление - не хочу быть в контакте с его энергией, она мне не нравится, она для меня слишком агрессивная. Но потом пытаешься просто её принять,  как можешь, даже если не до конца - интересный опыт,
И так же в жизни: вот не хочется идти на работу, и постоянно грузишься по этому поводу. А если просто принять её как опыт, всё как-то поворачивается по-другому. Например, когда мы на шерингах разговаривали, вроде бы, человек рассказывает одну ситуацию. А Кайюм смотрит и поворачивает эту ситуацию… какой-то другой стороной, очень интересно было… Человек в эту сторону ещё вообще не смотрел. То есть  у него какие-то причины… у него свое понимание этой ситуации. А там столько граней разных. И, на самом деле, интересно…
Жить становится как-то легче, когда начинаешь потихонечку становиться более гибким.
После группы было состояние, что столько всего много произошло, что это надо как-то переварить.
Было ощущение, что слишком много всего, и появилось очень много эмоций. Но в то же время время сейчас мне гораздо легче чем раньше видеть это состояние, наблюдать за ним и выбираться из него?, хотя оно с ещё большей силой накатывает.
Моё видение тантры перевернулось … все думают, что тантра – это что-то сексуальное…, секс и всё такое, всякие техники, связанные с сексом, с физическим сексом. На самом деле, это немного по-другому... Мне кажется из-за этих представлений люди боятся идти на тантру.